вторник, 30 июня 2020 г.

Как украинские виноделы принимают туристов — небольшой и случайный эксперимент

19 июня на винодельню Валерия Петрова приехала первая в этом сезоне группа туристов: три девушки и один юноша. И совсем первая, которая застала новый, расширенный список аттракционов. Из всего набора (а были также пешая прогулка по виноградникам и катание на бричке) были выбраны шашлыки и покатушки по территории хозяйства на (внимание!) велосипедах.


Вот вы, наверное, думаете: «Эка невидаль! Купил велосипед, накачал, да поставил у ворот — катайся». Ан — нет. Надобно еще тропинку утрамбовать, да все колючки прибрать, каковые легко покрышки пронзают. Изрядно хлопот. Но и результат — налицо: в Facebook-посте одной из участниц экскурсии, Марии Козаченко, посвященному винодельне Петровых (здесь пост), слов больше, чем в тексте, посвященному предприятию «Шабо» (здесь пост), куда экскурсия состоялась днем ранее. Хотя и там нашлось место восторгам.

А что с «ковидом», спросите вы? Да все то же самое: соблюдая правила гигиены и поведения, с туристами работать можно. Более того, и у Петровых, и на «Шабо» применяются протоколы, разработанные сотрудниками проекта «Поддержка развития системы географических наименовании в Украине». И обе винодельни входят в «Дорогу вина и вкуса Украинской Бессарабии» (обновленную карту в формате pdf можно закачать здесь, в формате pdf и jpg, со всеми условными обозначениями, но по состоянию на 10.10.2019 — здесь). У молодых людей планировался визит на еще одно предприятие этого маршрута — «Колонист», но буквально за неделю до старта их путешествия в селе Криничном, где расположен завод, ужесточили карантин.

По причине карантинных же мер на предприятии двумя днями ранее молодым людям отказали в экскурсии на завод с другой от Одессы стороны — «Коблево». А вот малый винодел Марьян Шевченко и два предприятия побольше — «Винтрест» и (самое невероятное!) «Бейкуш» — просто не отозвались. В случае с заводом в Великодолинском Мария воспользовалась контактами на соответствующей странице web-сайта. Ни через форму для связи, ни через электронную почту ответа не воспоследовало, а оба телефонных номера не работали. Beykush всегда был известен своей готовностью принять гостей, но здесь почему-то не откликнулся ни один из многочисленных контактов для связи: почта, «Вайбер», «ФБ-месенджер», форма для обращений на web-сайте. С «Телеграм-каналом», как показало уже новейшее исследование, барышня разобраться не смогла. Может, потому что «силы закончились стучать в закрытые двери».

Дорогие виноделы, большие и малые. Легче и не было, и не будет. «Жить придется в новой реальности», блин. Можно стонать, что закрылось больше половины ресторанов, а «одна бултыка в HoReCa равна десяти бутылкам в retail». Можно снова и сновать требовать уменьшения импорта на полках и увеличения доли отечественного вина. А можно самостоятельно воспитывать лояльного потребителя. Поскольку с пересечением государственных границ творится черт те что, он весьма охотно ударяется во внутренний туризм. Часто с желанием посетить винодельни. Вы понимаете, насколько он будет предан именно Вашей марке, когда увидит все своими глазами, пощупает своими руками, понюхает собственным носом? А что будет, если турист внезапно оказывается перед закрытыми дверьми? Что-то мне подсказывает, что эффект будет прямо противоположным.

Очень хочется верить, что ситуация с «недопуском» случайна, а не закономерна. И у Марьяна Шевченко (здесь пост), и на «Бейкуше» (здесь и здесь посты) в прошлые выходные тургруппы гостили. На «Винтрест» экскурсии как-то попадают — Мария нашла отзывы гостей в Google maps. Мой быстрый поиск не привел к организаторам этих походов. Это что же, «если Вам очень нужно, Вы к нам дорогу найдете?» Слава богу, есть у нас заводы, которые давно и методично приводят туристов на свои площадки. А опыт «цивилизованного мира» показывает, что в случае небольших предприятий прибыль от туристической составляющей может даже превышать собственно винную. Так что будущее зависит от вас если и не полностью, то уж в значительной мере.

Текст — Александр Зубко, фото — Мария Козаченко.

Комментариев нет: